АССОЦИАЦИЯ СИБИРСКИХ И ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ГОРОДОВ
 

Подписка на новости

 
 

Расширенный поиск новостей

Контакты

Пресс-служба АСДГ

Телефон:(383) 223-85-00

E-mail: press@asdg.ru

Руководитель

Малов Кирилл Владимирович

Президент РФ. Владимир Путин провёл совещание по вопросам обеспечения стабильного развития монопрофильных населённых пунктов

29.04.2014
Перед началом совещания глава государства посетил в Петрозаводске деревообрабатывающий комбинат «Калевала». Предприятие производит современные материалы, использующиеся в строительстве и мебельном производстве, и соответствует самым высоким стандартам экономичности и энергоэффективности.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

У нас сегодня с вами важная и очень чувствительная тема, хорошо известная и, я бы даже сказал, болезненная, – моногорода. Мы вернёмся к острым вопросам, волнующим жителей этих населённых пунктов, поговорим о мерах по укреплению экономического и социального направления по поддержке людей, которые там живут, и предприятий, которые там работают.

Сразу скажу, масштаб проблемы, конечно, не региональный – он общероссийский. На примере Карелии можно сказать, что только здесь, в Карелии, в таких городах и посёлках, а их всего 10, проживает достаточное количество людей и производится большое количество регионального продукта. Всего таких городов в России более трёхсот, в них проживает уже свыше 15 миллионов человек.

Мы с вами прекрасно понимаем, что консервация этой ситуации, когда благополучие людей, по сути, зависит от одного-двух градообразующих предприятий, – это очень опасная ситуация. Напомню, что в рамках антикризисных мер государство поддержало моногорода, которые оказались в самом тяжёлом положении, выделило средства на развитие инфраструктуры, создание новых производств, на поддержку занятости, в том числе в малом и среднем бизнесе.

Вместе с тем рассчитывать только на федеральную помощь в решении проблем моногородов было бы неправильно. Нужна и личная вовлечённость в этот процесс как региональных руководителей, так и руководителей муниципальных образований, и, разумеется, собственников градообразующих предприятий, потенциальных инвесторов.

Отмечу, в тех регионах, где были сформированы грамотные, профессиональные команды, где был продемонстрирован ответственный подход и желание решать накопившиеся проблемы, – выделенные средства дали результат и стали, безусловно, генератором частных инвестиций.

Смотрите также:
Участники совещания по вопросам обеспечения стабильного развития монопрофильных населённых пунктов
Дополнительно:
Все материалы о поездке в Карелию
28 апреля 2014 года → Поездки по стране
К сожалению, такая картина наблюдается далеко не везде. На начало текущего года примерно в половине моногородов уровень безработицы превысил среднероссийский показатель. Конечно, у нас на историческом минимуме безработица в стране в целом, и ничего неожиданного здесь нет, но всё-таки это вещь, на которую мы всегда должны обращать внимание.

Вновь хочу напомнить работодателям об их социальной ответственности. Проводя реструктуризацию производства в моногородах, конечно, нужно всегда думать о людях, учитывать, есть ли в городе, районе альтернативные рабочие места. Но сразу же могу сказать и обратиться к руководителям регионов Российской Федерации и к муниципалитетам: подчас только организаторам производства самостоятельно эту задачу, конечно, не решить, им нужна поддержка со стороны регионов. Имею в виду, что эта работа должна быть комплексная и проводиться на всех уровнях. Ещё раз хочу об этом сказать и подчеркнуть именно это обстоятельство.

Рассчитываю сегодня услышать предложения по реальной, конкретной модели социальной ответственности всех людей, которые принимают в этом участие: и представителей бизнеса, повторю ещё раз, и руководителей муниципалитетов, и [руководителей] регионов Российской Федерации.

Мы с вами много говорим на эту тему, была выдана масса поручений, сформулирована, положена на бумагу. Назначены и ответственные органы по тематике моногородов (Минэкономразвития вместо Минрегиона), но дело движется достаточно медленно, к сожалению. В октябре и декабре прошлого года был подписан ряд поручений по вопросу о моногородах. Нужно посмотреть, что у нас в этом плане сделано, как продвигается эта работа.

С июля прошлого года не актуализирован перечень моногородов. Нет списка инвестиционных проектов в монопрофильных поселениях. Более того, не приняты даже элементарные управленческие, организационные решения. До сих пор не налажен мониторинг ситуации в моногородах. И на региональном уровне не везде назначены ответственные лица, которые лично бы занимались вопросами развития моногородов. Рассчитываю услышать сегодня подробный доклад, причём очень хотелось бы услышать и наших коллег из Правительства, как они оценивают ситуацию.

Ещё раз хочу повторить, наша задача – диверсифицировать экономику моногородов, сделать её более устойчивой, создать условия для привлечения инвестиций, для развития бизнеса и появления новых рабочих мест. Прекрасно отдаю себе отчёт в том, что это непростая задача, но её надо решать так или иначе.

Нужна более активная политика на рынке труда, адресная поддержка людей, занятых на градообразующих предприятиях, включая дополнительные возможности для их переобучения и трудоустройства в других регионах Российской Федерации. Это известная проблема движения рабочей силы.

Вновь подчеркну, нужна вдумчивая, постоянная работа по улучшению ситуации в моногородах, а также система оперативного реагирования на возникающие риски.

Давайте мы обо всём этом поговорим подробнее. Слово Министру экономического развития Алексею Валентиновичу Улюкаеву.

Пожалуйста, Алексей Валентинович.

А.УЛЮКАЕВ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Прежде всего о том объекте, с которым мы имеем дело. У нас 342 моногорода, это тот список, который действительно не актуализирован. Мы внесли предложение в проект постановления Правительства о критериях и классификационных требованиях к отбору городов, но пока эти требования не утверждены, и мы вынуждены работать с тем перечнем, который есть.

Так вот, в этих городах проживает 16 миллионов человек, 11 процентов населения страны, причём на градообразующих предприятиях занято 1 миллион 300 тысяч человек. В моногородах производится пятая часть общего объёма отгруженной продукции промышленности страны, примерно 7,1 триллиона рублей в год.

Нельзя сказать, чтобы моногорода были абсолютно лишены притока инвестиций. Инвестиции есть, в прошлом году это 930 миллиардов рублей, 11,5 процента от общего объёма инвестиций в основной капитал страны. Но этого недостаточно для того, чтобы поддерживать необходимый уровень деловой активности, поэтому средний уровень зарегистрированной безработицы примерно в полтора раза выше, чем в стране в целом, – 1,8 процента.

В марте этого года Министерство экономического развития проводило анализ на основе мониторинга опроса соответствующих предприятий и муниципальных органов власти градообразующих населённых пунктов: было обследовано 294 предприятия, 85 тысяч работающих. По сведениям руководства этих предприятий, на период до 2016 года предполагается высвободить более 35 тысяч человек, порядка 4 процентов занятых. Эту цифру следует считать минимальной, потому что, во-первых, это довольно осторожные оценки руководителей самих предприятий, во-вторых, это охватывает не более двух третей от общего объёма занятых в системе моногородов.

Понятно, что есть общеэкономические проблемы, но есть и проблемы микрофинансирования и организации финансовой поддержки. Опрос показал, что градообразующие предприятия имеют своё видение, имеют программы: 126 из опрошенных предприятий имеют перспективные инвестиционные проекты по строительству новых и расширению и модернизации имеющихся производств. Однако без государственной поддержки, в частности без поддержки финансирования соответствующей инфраструктуры, реализация этих проектов, как указывает заявитель, невозможна.

По результатам комплексного мониторинга выявилось, что есть градообразующие предприятия, которые работают в более крупных центрах, в центрах субъектов Федерации или в регионах с лучшей бюджетной обеспеченностью. У них неплохие показатели. Но, к сожалению, есть и большой объём предприятий, которые имеют показатели значительно хуже средних.

На основе того опыта, который у нас уже был в период 2009–2011 годов, когда было поддержано 49 муниципальных образований со стороны федерального бюджета, Министерство экономического развития, как координатор соответствующей работы с моногородами, подготовило предложения по направлению и объёмам поддержки моногородов в 2014-м и последующих годах.

Предполагается поддержка по линии прежде всего создания инфраструктуры, необходимой для модернизации действующих и открытия новых предприятий, для снятия тех ограничений по транспорту, по энергетике, по водо- и газоснабжению, которые мешают реализации этих проектов.

Второе – это субсидирование затрат предпринимателей на сохранение или переоборудование и создание новых рабочих мест. Это решение жилищных вопросов жителей моногородов при переезде их к новым местам работы. Предполагается, что такая поддержка могла бы быть оказана в виде субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации. Мы отдельно обсуждали вопрос, может быть, о форме дотации для ускорения этого процесса. Но пока наше предложение – это субсидия с участием софинансирования субъекта Федерации.

Для того чтобы иметь право на получение такого софинансирования, нужно, чтобы выполнялось одно из следующих условий: направление расходования – это создание инженерной, транспортной, энергетической инфраструктуры в целях обеспечения развития моногородов; это субсидирование затрат за услуги по присоединению к электрическим сетям тех юридических лиц этих городов, которые реализуют соответствующие программы увеличения занятости; это субсидирование части затрат на строительство и реконструкцию объектов производственного назначения; это строительство или реконструкция жилья в тех населённых пунктах, куда готовы пригласить высвобождаемую рабочую силу для их трудоустройства; и это выкуп жилья у граждан, которые готовы выехать из моногородов. Понятно, фактически это единственное их достояние, а рынок жилья в этих городах настолько низок по своим ценовым характеристикам, что люди крайне неохотно согласились бы на переезд без этого условия.

При этом мы хотели бы подчеркнуть, что готовы поддерживать не только альтернативные инвестиционные проекты, когда приходят новые инвесторы, создаются новые рабочие места, новые предприятия, но столь же необходима поддержка и модернизация действующих предприятий, которую осуществляли бы действующие собственники, действующие менеджеры. Соответствующий проект постановления, где основные критерии, которым должны удовлетворять эти инвестиционные проекты, критерии моногородов, которые могли бы претендовать на получение этой поддержки, формы предоставления субсидий, подготовлен 4 апреля и внесён в Правительство Российской Федерации.

Мы провели оценку 126 заявленных проектов, они в разной степени готовности. По нашему мнению, 16 из этих проектов высокой степени завершённости и могли быть приняты за основу для определения объёмов финансирования. Это примерно 38 миллиардов рублей, которые могли быть эффективно использованы в этих проектах.

Я сразу оговорюсь, что не все моногорода, которые отнесены в этот перечень, являются наиболее кризисными. Этот перечень исходил из принципа готовности, принципа отработанности проектов, готовности технической документации. В нём выделяется часть, которая на самом деле находится в кризисном положении и в первую очередь требует нашей поддержки – я захожу немножко дальше, – есть часть, которая может быть отнесена на более поздние периоды в зависимости от решения вопросов финансирования.

Мы подготовили проект распоряжения о выделении средств федерального бюджета на поддержку мероприятий в области социально-экономического развития моногородов. В первоначальном виде эта позиция составляла 51,5 миллиарда рублей, которые включали в себя и субсидирование тех проектов, о которых я говорил, – которые могли быть и по линии Минэкономразвития, – и работу на рынке труда, и создание проектного офиса в рамках ВЭБа, который бы поддерживал эту организационно-технологическую деятельность.

Но в ходе рассмотрения согласований с заинтересованными ведомствами этот объём финансирования не получил поддержки, и мы были вынуждены сконцентрироваться на наиболее острых проблемах. Хотя всё-таки, выделяя в качестве приоритетных, наиболее кризисные по своему социально-экономическому положению – моногорода. Мы хотели бы всё-таки не превращаться только в пожарную команду, у которой пожар вспыхнул, и мы начинаем его тушить.

Всё-таки хотелось бы работать на опережение, хотелось бы работать системно с теми городами, которые, может быть, не вызывают сегодня и по показателям занятости, и по объём высвобождения такой острой тревоги, но ситуация быстро меняющаяся, и мы хотели бы иметь возможность здесь более системной работы.

Понятно ещё и то, что в условиях финансовой неопределённости сами заявители-моногорода не готовы обеспечить проекты соответствующей документацией, это стоит денег. Нужно израсходовать несколько миллионов рублей, для того чтобы проработать проект. И если нет ясности о том, готов софинансировать федеральный центр эти условия или нет, просто не такое положение сейчас у субъектов Федерации и муниципальных образований, чтобы легко тратить деньги на проекты, финансовое будущее которых не определено. Если это будущее будет определено, ясно, что количество проектов будет гораздо больше, и эта цифра может быть серьёзно скорректирована в сторону увеличения.

В проекте постановления, как я уже сказал, предлагаются чёткие критерии для отнесения городов к категории монопрофильных – те критерии, которые можно статистически точно численно выверять. При этом мы хотели бы, имея в виду целью экономию бюджетных средств, исключить из перечня моногородов, претендующих на эту поддержку, во-первых, центры субъектов Федерации – у нас два таких города в списке. Нам представляется, что они могут самостоятельно решать эти проблемы. А также те муниципальные образования, которые находятся на территориях наиболее высокообеспеченных субъектов Федерации и регионов-доноров.

Итак, как я сказал, в рамках того объёма финансирования, который в результате долгих согласований удалось определить, эта сумма более чем на порядок меньше первоначально заявленной, а именно три миллиарда рублей. Был определён приоритетный перечень из тех пяти моногородов, в которых, мы считаем, можно было бы уже сейчас начинать эту работу. Они соответствуют двум основным критериям.

Во-первых, это наиболее кризисные моногорода. Во-вторых, те, где есть проекты в основном в продвинутой стадии разработки и где, мы почти уверены, эти средства могут быть эффективно израсходованы. Это Краснотурьинск в Свердловской области, Юрга – Кемеровская область, Анаш – Чувашия, Чегдомын – Хабаровский край, Надвоицы – Республика Карелия.

Несколько слов по каждому из этих проектов. В Краснотурьинске – 12 инвестпроектов, которые на территории закрывающегося алюминиевого завода преобразуются в индустриальный парк, работающий, дополнительно создающий спрос примерно на 1,5 тысячи рабочих мест. При этом федеральное участие – это инженерная инфраструктура: дорожная, немного участок дороги, теплоснабжение, котельная, это технический водопровод. В общей сложности это примерно 1 миллиард 600 миллионов рублей средств, которыми предстоит поддержать развитие инфраструктуры.

Юрга – это 16 инвестиционных проектов, создание больше двух тысяч рабочих мест. Инфраструктурная составляющая – это канализационные коллекторы и котельная для теплоэлектроснабжения. Предполагаемая сумма финансовой поддержки – 690 миллионов рублей.

Чегдомын – 13 инвестпроектов, создание более 500 рабочих мест, необходимая инфраструктурная поддержка – 440 миллионов рублей для снятия ограничений по воде, по электроэнергии, по теплу.

Наконец, Надвоицы. Я должен сказать следующее: мы зарезервировали примерно порядка полумиллиарда рублей на цели поддержки, но в отличие от четырёх предшествующих случаев здесь меньше подготовленность с точки зрения и проработки самих инвестпроектов, создания новых рабочих мест и с точки зрения отработки тех инфраструктурных проектов, под которые предполагается именно федеральное финансирование.

Но здесь наиболее критичная ситуация: зарегистрированная безработица – 5,7 процента, что почти в три раза выше, чем по региону в целом, а у нас в требованиях по классификационным признакам отнесение к получению помощи достаточно, чтобы на 30 процентов было выше, чем по региону в среднем.

Это в три раза выше, чем в среднем по моногородам, и почти в пять раз выше, чем по Российской Федерации. Вот этот мощный фактор социально-экономического риска, который, как нам кажется, позволяет нам также отнести, хотя как бы со звёздочкой, с некоторым условием, к тому перечню, который мы готовы принять в работу и начать финансирование уже в этом году.

Понятно, что все названные муниципальные образования и градообразующие предприятия должны провести дополнительную работу по отработке технической документации в установленный срок – до 1 июля этого года, когда весь установленный объём подготовительных материалов должен быть проверен, уточнён и принят. В ином случае те средства, которые сейчас заявлены, могут быть перенаправлены на цели поддержки проектов в моногородах и других, где большая степень технико-экономической отработанности и подготовленности.

Как я уже сказал, у нас резервный список из 12 городов. В нём ещё три города относятся по таким же критериям одновременно и к высокой степени кризисности ситуации, и к высокой степени отработки инвестиционных проектов. И нам кажется, что они могли бы быть как бы вторым по очерёдности проектом.

Первый проект – это три миллиарда рублей, и второй – ещё 2,5 миллиарда рублей. С нашей точки зрения, это тот самый минимальный объём средств, который необходим в этом году, для того чтобы обязательно сдвинуть проект с нынешней мёртвой точки.

В.ПУТИН: Ещё раз, сколько это получается?

А.УЛЮКАЕВ: По этим восьми моногородам – 5,5 миллиарда рублей освоение этого года, это просто минимум миниморум, что называется. Но в целом, Владимир Владимирович, я повторю, что мы настаиваем на сумме в 30 миллиардов рублей, которая позволит работать не только там, где уже огонь полыхает, но и там, где ситуация постепенно становится более и более напряжённой, с тем чтобы предотвратить это развитие.

Кроме работы по этим точкам мы считаем, что нужна некоторая корректировка нормативно-правовой базы. А именно: мы предлагаем и готовы внести проект соответствующего федерального закона о внесении изменений в законодательство, который обеспечит предоставление определённых налоговых льгот тем предприятиям и юридическим лицам, которые готовы осуществлять производственную и инвестиционную деятельность на территории моногородов.

И второе. У нас уже в течение значительного времени подготовлен проект – ещё в прошлом году – федерального закона об изменении в закон об особых экономических зонах, который предполагает возможность реализации региональных проектов особых экономических зон на базе индустриальных парков, технопарков, агропромпарков. Именно того, что мы хотели бы.

И наши коллеги в субъектах Федерации, в муниципальных образованиях видят как наиболее действенный механизм в поддержке занятости на территории моногородов. Мне кажется, построение этого правового инструментария также было бы чрезвычайно полезно.

Конечно, есть разные категории моногородов. Есть моногорода, в которых сочетание производственных ресурсов, которое имеется, позволяет примерно в этой же структуре, оставаясь градообразующими предприятиями, наращивать объёмы производства, создавать новые рабочие места. Есть моногорода, где требуется решать вопросы о территориальной мобильности населения и передвижении их в другие территории. Они разные по своим механизмам и требованиям.

Нам кажется, что нужно работать и с теми, и с другими категориями. Вот на тех имеющихся проектах, которые я назвал, можно было бы считать их пилотными проектами, отработать соответствующие механизмы и дальше выходить на их тиражирование, с тем чтобы эту проблему шаг за шагом снимать.

Спасибо.

В.ПУТИН: Ирина Владимировна, пожалуйста.

И.МАКИЕВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я хотела добавить, рассказать, как работала рабочая группа по модернизации моногородов при правительственной комиссии. Несколько слов о тех итогах, может быть, о тех успехах, которых мы добились, и о тех проблемах, которые не удалось решить.

Какие плюсы? Было поддержано 49 моногородов. В этих моногородах было создано 92 тысячи новых постоянных рабочих мест начиная с 2010 года. Безработица снизилась в полтора раза. Лучшие по созданию альтернативных рабочих мест следующие города: Кемеровская область – Прокопьевск, Таштагол, Свердловская – это Каменск-Уральский, в Республике Татарстан – Набережные Челны, тоже крупный моногород, который справился, Нижегородская область – Павлово.

За это время отработано четыре модели модернизации моногородов. Первая модель, когда крупное градообразующее предприятие выходит на выпуск другой продукции, то есть происходит глубокая модернизация этого крупного предприятия.

Вторая модель, когда запускаются альтернативные проекты, два-три средних, которые снижают социальную напряжённость и зависимость от крупного предприятия.

Третья модель – это создание индустриальных парков. По факту это получилась самая востребованная модель. Во-первых, сразу снижаются риски, если образуется индустриальный парк: один резидент приходит, другой уходит. И для экономики колебаний в создании новых рабочих мест не происходит.

И четвёртое, когда нет крупных инвесторов и средних нет, тогда только возможно развитие малого и среднего предпринимательства. Такие примеры тоже есть.

В чём отличие деятельности рабочей группы от всех, наверное, предыдущих команд, которые занимались решением подобных проблем? На площадке рабочей группы впервые реализован проектный подход. Мы получаем сигнал от профсоюзов с территорий, мы получаем сигнал от градообразующего предприятия, мы получаем сигнал от власти на территориях и начинаем решать эту проблему комплексно.

Поэтому в рабочую группу входит семь заместителей министра, два заместителя руководителя федеральных организаций, включая ФСО, пять банков с госучастием на уровне зампредов, представители Фонда ЖКХ, Фонда РЖС, предприниматели, профсоюзы, АСИ. То есть люди собрались с разным бэкграундом.

Конечно, по каждому городу у нас принимаются эксклюзивные решения. Но, может, это как раз тот путь, когда нужно по каждому городу принимать что-то индивидуальное, потому что города очень непохожи.

За это время разработаны планы модернизации более чем 300 городов. То есть это не программа социально-экономического развития. Внутри что является обязательным? Готовится баланс трудовых ресурсов, когда высвобождают с градообразующего и когда должны быть созданы альтернативные рабочие места, чтобы не было разрыва во времени. То есть здесь увольняют, тут же эти люди должны прийти на новые рабочие места.

Далее. Внутри содержится набор инвестиционных проектов, набор инженерной инфраструктуры, чтобы эти проекты запустить. И считается, сколько это стоит, сколько должен вложить бюджет разных уровней, сколько должно прийти частных инвестиций.

Параллельно мы сформировали информационную базу по всем промышленным площадкам в моногородах. Таких промышленных площадок более четырёхсот, но готовых к привлечению инвестора, к приходу инвестора только одна треть. Все остальные – это участки без коммуникаций, заброшенные промзоны с непонятными техническими характеристиками, куда инвестора приводить просто невозможно.

Что мы сделали в прошлом году для того, чтобы понять, какие меры поддержки необходимо предложить для разных категорий городов? Мы взяли все города – 342, разбили на три категории по принципу светофора: зелёное, где всё хорошо, можно не вмешиваться; жёлтое, где нужно мониторить и в случае ухудшения ситуации нужно оперативно подключаться; и красная зона – таких получилось 57 городов, – где необходимо быстро реагировать на сложившуюся ситуацию и понимать, что с этим городом будет через год, через два.

По этим всем 57 городам мы провели следующую работу. К нам приезжали регионы, защищали свои планы – коллеги здесь присутствуют, несколько раз были на защитах, – предлагали альтернативные проекты, мы их проверяли, выверяли инженерку и считали, каким городам нужно помочь в первую очередь. Действительно, пять городов сейчас просто находятся в такой ситуации, что помогать им необходимо было ещё вчера. Стоит эта поддержка пяти городов три миллиарда рублей. Действительно, в очереди у нас ещё – следующий транш – это три на 2,5 миллиарда. Но эта прямо горящая пятёрка.

Если всё по этим восьми городам реализуется быстро, на что мы можем выйти? В половине этих городов будут созданы индустриальные парки – это самая быстрая мера и самая эффективная. В этих четырёх парках будет создано порядка пяти тысяч рабочих мест в течение трёх лет. И во второй половине в других четырёх городах будет реализовано 10 альтернативных проектов тоже где-то порядка 4,5 тысячи рабочих мест.

Теперь проблемы и предложения. В качестве проблем. Понятно, что государственная поддержка всем 300 городам невозможна. Есть города очень хорошие, которые не требуют господдержки, но вместе с тем мы понимаем, что в условиях бюджетной ограниченности, наверное, нужно сосредоточиться на тех городах, которые этой помощи ждут и куда необходимо её направлять.

Какое предложение? Предлагается утвердить перечень, мы разбили по зонам, утвердить города, которые имеют право претендовать на господдержку, и с ними работать, сосредоточить всё внимание на них. То есть будут кризисные, будут города, требующие дополнительного внимания, и будут стабильные города. В стабильные города не нужно вливать федеральные ресурсы.

В.ПУТИН: Критерии как определить?

И.МАКИЕВА: Мы собирали эти критерии. У нас есть анализ кризисности, смотрели безработицу, смотрели прогнозы по высвобождению, смотрели, сколько процентов населения из трудоспособного работает на градообразующем предприятии. То есть мы собирали информацию из пяти ведомств, смотрели прогноз по вступлению в ВТО, и вот таким коллективным решением – в этом принимал участие Минпром, Минтруд, Минсельхоз, все отраслевые ведомства – на эти города вышли. У нас такой список есть. Просто хорошо было бы его утвердить и сказать, что с этими городами мы работаем и есть вот такой набор мер поддержки.

Проблема вторая. В 2012–2013 годах деньги на поддержку моногородов не выделялись, соответственно, о чём говорил Алексей Валентинович, субъекты не совсем охотно идут на разработку документации с учётом того, что бюджетная обеспеченность, наверное, не в лучшем состоянии. Предлагается в 2014 году в зависимости от сегодняшних решений поддержать либо пять городов на сумму три миллиарда, либо восемь на сумму 5,5 миллиарда рублей.

Следующая проблема, с которой мы столкнулись, работая в рабочей группе. В тех субъектах, где есть нормальные управленческие команды, – работает. Есть примеры: Кемеровская область, Свердловская область. Просто не хочу никого обижать, но есть в некоторых регионах, вроде мы дали все возможные инструменты, но что-то не срабатывает. И когда мы выезжаем на территории, видим просто, что даже не компетенция, а скорее всего нет взаимопонимания между регионом, между собственником, между альтернативщиками.

У нас есть и положительный пример, как в Краснотурьинске. Например, «Русал», корпорация «Развитие» и альтернативный инвестор на четверых создали управляющую компанию, договорились: «Русал» вошёл с землёй, регион войдёт туда деньгами и проектами. Соответственно, есть положительный пример. То же самое, у нас очень хороший пример в Кемеровской области, когда «СУЭК» вместе с региональной администрацией находит точки взаимопонимания, и совместные проекты реализуются в возможно короткий срок.

Поэтому предлагается в этих пяти городах, хотя бы с них стартовать, которым, мы считаем, нужно оказать поддержку в возможно короткий срок, сформировать и обучить управляющие команды для этих городов. То есть взять одного из региона, одного из муниципалитета, с градообразующего, с альтернативщика, чтобы эти люди научились говорить на одном языке. Это работает.

Следующая проблема. Выборочное анкетирование, которое провело Минэкономики, показало, что в ближайшие два года будет сокращено 35 тысяч человек. Есть следующее предложение. Собственники градообразующих предприятий, которые увольняют работников и не трудоустраивают их, я не скажу, что, может быть, штрафовать их, а может быть, действительно предусмотреть отчисления в какой-то специальный фонд за каждое сокращённое место. А уже этот фонд будет упаковывать альтернативные проекты, участвовать в финансировании проектов, а также осуществлять поиск сторонних инвесторов.

Следующая проблема. Моногорода, особенно отдалённые, имеют низкую инвестиционную привлекательность. Предлагается наделить такие кризисные города особым налоговым статусом. Возможно, предусмотреть льготы по налогу на прибыль, на имущество, на землю, по страховым взносам.

Ещё одна проблема. Когда мы посещаем сложные моногорода, практически весь бизнес на территориях говорит о том, что у них нет информации и условий входа и ведения бизнеса в моногородах на этих площадках, и, конечно, там практически низкая информированность о поддержке малого и среднего бизнеса.

И последнее предложение. Очень хорошо сработала мера по дополнительным выделениям средств на поддержку малого и среднего бизнеса, которая была в 2010 году. Мы предлагаем «окрасить» деньги по линии МСП, по линии Минэкономики на поддержку малого и среднего бизнеса в моногородах.

У меня всё. Доклад окончен.

В.ПУТИН: Особый налоговый режим. Просто льготы предоставить по налогу. Там, конечно, есть угрозы. Мы понимаем, просто регистрироваться будут, а реально работать не будут. Можно там зарегистрировать всю экономику. Мы это уже проходили.

Я понимаю и благодарен вам за то, что вы ищете решения, просто такие решения должны быть продуманы очень детально. То же самое касается и особого фонда. То есть это нагрузка на бизнес, который в этих моногородах работает. Ему и так там тяжеловато, а мы ему говорим: а сейчас ещё будешь отчислять. Это надо делать вместе.

Я не случайно сказал во вступительном слове, что это и Федерация, и регион, и там, где возможно, и муниципалитет, и бизнес – все вместе должны решать. Нужно вырабатывать систему общей ответственности.

Антон Германович, по поводу этих расходов федерального бюджета. И предложения, которые Ирина Владимировна сформулировала.

А.СИЛУАНОВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я буквально пару цифр ещё приведу до предложения. У нас в 2010–2011 годах выделялось 11,5 миллиарда рублей дотаций на сбалансированность, из которых сегодня, мы видим по состоянию на 1 января 2014 года, 1,7 миллиарда ещё не освоено.

При этом если посмотреть по отдельным городам, у которых освоение меньше 30 процентов, у некоторых вообще ноль, то таких сумм наберётся больше 900 миллионов рублей. Эти суммы, кстати говоря, можно взять и использовать на новые моногорода сверх тех пяти, которые сейчас были озвучены. Мне казалось бы, что это было бы правильно. Первое соображение.

Второе соображение, почему не осваиваются. В том числе и потому, что инвесторы не выполняют свои обязательства. Делается инвестпроект, подводится даже где-то инфраструктура. Инвесторы, подписав договор о намерениях, не выполняют эти намерения.

Поэтому мне казалось бы, что если мы говорим о комплексном проекте, то необходимо говорить и об ответственности всех сторон: субъект, инвестор. Причём, если инвестор не выполняет свои обязательства, нужно применять какие-то экономические и финансовые санкции к таким инвесторам. Ну а как ещё иначе? Потому что мы видим, что не выполняются условия.

По финансированию. Мы в Правительстве, Владимир Владимирович, обсуждали этот вопрос и договорились о том, что оно первым пяти регионам помогает на сумму три миллиарда рублей. Предлагаю сейчас провести перераспределение ранее выделенных сумм, которые не используются, не использовались вообще 0,9 миллиарда рублей, и направить их на следующие моногорода.

А с учётом того, что деньги, из которых мы направляем, были предусмотрены на содействие занятости, мы должны смотреть, хотя бы полгода должно пройти, как эти средства будут востребованы в течение года. И если мы видим, что остроты востребованности нет, то могли бы в начале буквально второго полугодия, в июле-августе, принять решение о дополнительном увеличении финансирования, о чём Ирина Владимировна говорила, 2,5 миллиарда рублей за минусом 0,9, которые, мне казалось бы, что можно было поднять с субъектов, которые не освоили эти деньги и не исполнили те обязательства, по которым эти ассигнования выделялись.

И ещё последний вопрос – по налоговым льготам. Владимир Владимирович, я считаю, что здесь могут сами субъекты представлять такие решения, потому что в первую очередь это имущество, земля, по прибыли можно льготы предоставлять регионам. Все полномочия для такого решения у регионов есть. Поэтому при подготовке такого проекта среди мер, которые субъект Российской Федерации принимает для содействия занятости в моногородах и так далее, можно было бы и предложить им принять такие решения.

Спасибо.

В.ПУТИН: Алексей Валентинович, пожалуйста.

А.УЛЮКАЕВ: Я хотел добавить, во-первых, о том, что у нас же есть практика работы в особых экономических зонах, есть такие поправки в законодательство, о котором я говорил, которое позволяет на региональный уровень спускать и в виде форм промышленных парков, агропромпарков, инвестиционных парков такие структуры создавать.

Там отработан механизм взаимных обязанностей и ответственности в виде соответствующих инвестиционных соглашений, есть средства понуждения инвесторов к выполнению этих обязательств. Можно было бы это использовать, с тем чтобы на самом деле не создавать такие «чёрные дыры», где просто регистрировались бы желающие получить налоговую льготу без исполнения обязательств по инвестированию.

И относительно ещё всё-таки критериев того, какие предприятия должны попасть в список первоочередных. У нас предложен набор этих критериев, который говорит об особо высоком уровне безработицы. В нашем представлении это на 30 процентов выше, чем в среднем по субъекту Федерации.

И о динамике этого показателя – увеличение примерно на те же 30 процентов относительно соответствующего периода прошлого года. То есть в целом уровень может быть не такой высокий, но тревожит нарастание безработицы. Это сокращение объёмов производства в градообразующем предприятии за год больше чем на 20 процентов или полная остановка этого предприятия.

Это самые простые, но верифицированные показатели, которые позволят этот список, о котором Ирина Владимировна говорила, сформировать быстро и по этим приоритетам уже работать прямо сейчас.

Да, и последнее. То, что говорит Антон Германович по поводу очерёдности. Вот посмотрим, если не примут решение, стройка не пойдёт уже. Это значит, что эти решения будут реализовываться уже только в 2015 году. Поэтому мы установили этот срок до 1 июля. Это крайний срок, когда должна быть проверена техническая готовность соответствующих муниципальных образований субъектов Федерации к работе, с тем чтобы они могли стройку развернуть.

Если мы отложим принятие решения до второй половины года, это будет, конечно, фактически уже финансирование следующего года.

В.ПУТИН: И всё-таки то, о чём сказала Ирина Владимировна, по поводу ситуаций, решения которых не терпит отлагательства, – вот эти несколько предприятий, несколько моногородов. У вас с Минфином какие предложения по этому году?

А.УЛЮКАЕВ: Мы предлагаем эти восемь позиций: пять и три. Пять – на сумму три миллиарда, и три позиции на сумму 2,5 миллиарда…

А.СИЛУАНОВ: По 2,5 миллиарда и по трём моногородам решение мы пока внутри не выработали. Мне бы казалось, что мы могли бы ближе к июлю их принять с учётом ситуации с занятостью, поскольку мы за счёт именно этого источника берём деньги для поддержки моногородов.

В.ПУТИН: Вы сказали, три – это абсолютно необходимая вещь, и плюс, возможно, ещё два, так?

И.МАКИЕВА: Пять городов на сумму три миллиарда – это нужно запускать сейчас, всё готово, кроме Надвоицы. Но мы на них хотим зарезервировать деньги. И три города тоже готовы на сумму 2,5 миллиарда. То есть можно двумя траншами…

В.ПУТИН: Но мы услышали сейчас решение Правительства, они готовы в объёме 5 миллиардов. Это как раз будет и первое, и второе, то, что Вы сказали. Практически и то и другое. Три и два с половиной – получается пять с половиной.

А.СИЛУАНОВ: Мы в Правительстве проводили совещание у первого вице-премьера. Приняли решение по пяти моногородам, Владимир Владимирович, и по три миллиарда рублей.

В.ПУТИН: Три миллиарда?

А.СИЛУАНОВ: Да, а два с половиной – это новое предложение, которое сейчас возникло.

В.ПУТИН: Доработайте тогда. Давайте запишем в сегодняшнее решение: проработать дополнительно. К июню.

Источник: Официальный сайт Президента РФ

Возврат к списку новостей